Arnold Schoenberg - Erwartung

вернуться

Erwartung (Ожидание), monodrama in 1 act, Op. 17

Первая опера Шёнберга – монодрама «Ожидание» была написана им всего за семнадцать дней – с 27 августа по 12 сентября 1909 года. (Возможно, именно в связи с этим обстоятельством Шёнберг, имевший склонность к нумерологической мистике, позднее попросил Universal Edition о том, чтобы его очередной композиции был присвоен опусный номер 17). Парадоксальным на первый взгляд кажется тот факт, что автором текста монодрамы, – произведения, новаторского по жанру, считающегося эталонным образцом музыкального экспрессионизма, выступил не профессиональный драматург, а молодая женщина-врач, дерматолог Мария Паппенхайм. И в контексте нововенской школы это не единственный прецедент: стоит вспомнить вспомнить стихи Хильдегард Йоне – также поэтессы-любительницы, чьи тексты использовал для своих поздних шедевров Антон фон Веберн. Паппенхайм, готовя себя к карьере практикующего врача, какое-то время писала и публиковала стихи под псевдонимом, «не желая прожить жизнь как лирическая поэтесса». С Шёнбергом ее свел случай: когда композитор отдыхал летом 1909-го в нижнеавстрийском городке Амштеттене с семьей, Бергом, Веберном и Цемлинским, Паппенхайм (бывшую там пару дней проездом) представил компании друг Цемлинского, Карл Краус. И Шёнберг обращается к ней с просьбой, вошедшей в историю музыкального театра ХХ века: «Напишите же мне оперное либретто, барышня!». «Барышня» продолжила свое путешествие к друзьям дальше, и через три недели был готов текст – отчасти ориентированный на отца монодрамы, предтечу экспрессионизма, Августа Стриндберга, но написанный в оригинальной манере: неритмизованный, прерывистый монолог женщины, натуралистично переживающей менее чем за полчаса восторг любви и мрачные предчувствия, утрату возлюбленного и (возможно) посмертное открытие его неверности. «Я писала все время в состоянии экзальтации, без направленности мыслей, не думая о только что написанном, о цензуре, кидаясь из стороны в сторону, вставляя другие мысли между строками»… Паппенхайм удалось сконцентрировать на нескольких страницах текста все предикаты экспрессионистской Schreidrame – «драмы крика»: концентрация на своем «Я» (единственный «другой» в драме, не считая призрака предполагаемой разлучницы, – это безмолвный труп возлюбленного, всего лишь театральный реквизит), проявление этого «Я» через ощущения смутной угрозы, одиночества, ужаса, сумерек души, сквозь которые брезжит человеческое подсознание. Освобождение от рамок нормативного синтаксиса в тексте «Ожидания» вполне соответствовало музыке Шёнберга, выходящей за пределы классической тональности. Композитор следовал в своей музыке – с ее постоянными переменами темпов, тембров, исключительной гармонической неустойчивостью – логике текста, что дало повод Т. Адорно назвать эту музыку «сейсмограммой травматического шока». Естественно, что ни один из оперных интендантов в Маннгейме и Вене, с которыми Шёнберг вел переговоры о постановке своего детища, долгое время оставались безрезультатными. Только в 1924 году Александр фон Цемлинский, работавший тогда в немецкой опере в Праге, осуществил постановку монодрамы «Ожидания» – появление которой на свет состоялось, напомню, не без его дружеского участия – в рамках фестиваля Международного общества современной музыки (ISCM).

Фёдор Софронов
www.iscm.ru/index.php?page=composers&composer=schonberg&work=erwartung

=========

Erwartung (Ожидание), monodrama in 1 act, Op. 17

The year 1909 was an extremely important one for Schoenberg. It was at this time, immediately following the composition of the song cycle The Book of Hanging Gardens, Op. 15, that Schoenberg made his definitive break with tonality and began exploring alternative means of musical organization. In the Piano Pieces, Op. 11, and the Five Orchestral Pieces, Op. 16, he attempted to move toward a form more dependent on texture, dynamics, and rhetorical gesture than on pitch-oriented or motive-oriented systems of organization. His most extreme experiment in this regard was Erwartung (Expectation), a monodrama for soprano and orchestra on a text by Marie Pappenheim. This was a completely unique creation that attempts to portray the interior monologue of a woman waiting to meet her lover in a forest. Schoenberg himself said that the work could be understood as a nightmare scenario — the entire reality exists in the woman's mind on a purely psychological level. There is no realistic time frame — past, present, and future are blurred and the setting itself remains only suggestive and indistinct. Upon her discovery of her lover's murdered body (and there is some hint that she herself may have been the murderer), the unnamed woman proceeds through a confused and disturbed series of emotions as she remembers their love, his betrayal with another, to a strange sense of exhausted reconciliation.

In spite of a vestigial presence of D minor throughout the work, Schoenberg had by now abandoned tonality. But the treatment of such a difficult scenario required a new approach that could almost be called athematic. In his attempt to faithfully portray the hysterical, fragmentary, stream of consciousness, he created a score that mirrors and responds immediately to each of the many quixotic emotional changes in the woman's mind. In a very real sense, the score is through-composed, as there is no organized repetition except for very short fragments, generally for rhetorical effect and with no structural coherence or significance. The entire 20-minute work has no discernible musical structure outside of the general and vague sections suggested by the changing scenario of the text. Its primary effect is that of constant transformation and progression.

Erwartung is as evocative and powerful a work as anything Schoenberg composed. Its vivid scoring and invention perfectly capture the sense of psychological breakdown and impending disaster inherent in the text. The fact that Schoenberg composed the score in the astonishingly short time of 17 days may account in part for its coherence, despite the lack of formal organization. Because of its unusual format, and extraordinary difficulty, Erwartung had to wait until June 6, 1924, to receive its premiere, where Marie Gutheil-Schoder created the role of the woman.

-Steven Coburn (www.allmusic.com)

     вернуться

    Последние изменения в документе сделаны 27/10/2016 22:15:52

Главная страница