Популярный справочник. Творческие портреты композиторов (Фрагменты)
М., "Музыка", 1990
пред.страница

след.страница

ТАНЕЕВ Сергей Иванович (25 XI 1856, Владимир - 19 VI 1915, Дюдьково, близ Звенигорода Московской обл.; похоронен в Москве)

Танеев был велик и гениален своей нравственной личностью и своим исключительно священным отношением к искусству.
Л. Сабанеев

В русской музыке рубежа веков С. Танеев занимает совершенно особое место. Выдающийся музыкально-общественный деятель, педагог, пианист, первый в России крупный ученый-музыковед, человек редких нравственных достоинств, Танеев был признанным авторитетом в культурной жизни своего времени. Однако главное дело его жизни, композиторское творчество, далеко не сразу нашло подлинное признание. Причина не в том, что Танеев - новатор-радикал, заметно опередивший свою эпоху. Напротив, многое в его музыке воспринималось современниками как устаревшее, как плод профессорской учености, сухой кабинетной работы. Странным и несвоевременным казался интерес Танеева к старым мастерам, к И. С. Баху, В. А. Моцарту, удивляла приверженность классическим формам и жанрам. Лишь позднее пришло понимание исторической правоты Танеева, искавшего для русской музыки прочной опоры в общеевропейском наследии, стремившегося к универсальной широте творческих задач.

Среди представителей старинного дворянского рода Танеевых встречались музыкально одаренные любители искусств - таким был и Иван Ильич, отец будущего композитора. В семье поддерживали рано обнаружившийся талант мальчика, и в 1866 г. он был определен в только что открывшуюся Московскую консерваторию. В ее стенах Такеов становится учеником П. Чайковского и Н. Рубинштейна - двух крупнейших деятелей музыкальной России. Блестящее окончание консерватории в 1875 г. (Танеев первым в ее истории был удостоен Большой золотой медали) открывает перед молодым музыкантом широкие перспективы. Это и разнообразная концертная деятельность, и преподавание, и углубленная композиторская работа. Но прежде Танеев совершает поездку за рубеж.

Пребывание в Париже, соприкосновение с европейской культурной средой оказало сильнейшее воздействие на восприимчивого двадцатилетнего художника. Танеев предпринимает суровую переоценку достигнутого им на родине и приходит к выводу о недостаточности своего образования, как музыкального, так и обще- гуманитарного. Наметив твердый план, он начинает упорную работу над расширением кругозора. Работа эта продолжалась всю жизнь, благодаря чему Танеев смог стать вровень с образованнейшими людьми своего времени.

Та же планомерная целеустремленность присуща и композиторской деятельности Танеева. Он желал практически овладеть сокровищами европейской музыкальной традиции, переосмыслить ее на родной русской почве. Вообще, как полагал молодой композитор, русской музыке недостает исторической укорененности, она должна усвоить опыт классических европейских форм - прежде всего полифонических. Ученик и последователь Чайковского, Танеев находит свой собственный путь, синтезирующий романтический лиризм и классицистскую строгость выражения. Это сочетание очень существенно для стиля Танеева, начиная с самых ранних опытов композитора. Первой вершиной здесь стало одно из лучших его произведений - кантата Иоанн Дамаскин (1884), положившая начало светской разновидности этого жанра в русской музыке.

Хоровая музыка - важная часть наследия Танеева. Композитор понимал хоровой жанр как сферу высокого обобщения, эпоса, философского размышления. Отсюда крупный штрих, монументальность его хоровых композиций. Естествен и выбор поэтов: Ф. Тютчев, Я. Полонский, К. Бальмонт, в стихах которых Танеев подчеркивает образы стихийности, грандиозности картины мира. И есть некая символичность в том, что творческий путь Танеева обрамлен двумя кантатами - лирически-проникновенным Иоанном Дамаскином по поэме А. К. Толстого и монументальной фреской По прочтении псалма на ст. А. Хомякова, итоговым произведением композитора.

Ораториальность присуща и самому масштабному созданию Танеева - оперной трилогии Орестея (по Эсхилу, 1894). В своем отношении к опере Танеев идет как бы против течения: при всех несомненных связях с русской эпической традицией (Руслан и Людмила М. Глинки, Юдифь А. Серова) Орестея находится вне ведущих тенденций оперного театра своего времени. Индивидуальное интересует Танеева как проявление всеобщего, в древнегреческой трагедии он ищет то, что он вообще искал в искусстве - вечное и идеальное, нравственную идею в классически совершенном воплощении. Тьме преступлений противостоит разум и свет - центральная идея классического искусства по-новому утверждается в Орестее.

Тот же смысл несет и Симфония до минор - одна из верший русской инструментальной музыки. Танеев достиг в симфонии подлинного синтеза русской и европейской, прежде всего бетховенской традиции. Концепция симфонии утверждает победу ясного гармонического начала, в котором разрешается суровый драматизм 1 части. Циклическое четырехчастное строение произведения, композиция отдельных частей опираются на классические принципы, трактованные весьма своеобразно. Так, идея интонационного единства превращается у Танеева в метод разветвленных лейтмотивных связей, обеспечивающих особую спаянность циклического развития. В этом ощущается несомненное влияние романтизма, опыта Ф. Листа и Р. Вагнера, интерпретированного, однако, в условиях классически ясных форм. Очень существен вклад Танеева в области камерно-инструментальной музыки. Русский камерный ансамбль обязан ему своим расцветом, во многом обусловившим дальнейшее развитие жанра в советское время в творчестве Н. Мясковского, Д. Шостаковича, В. Шебалина. Дарование Танеева как нельзя лучше отвечало строю камерного музицирования, которому присущ, по словам Б. Асафьева, свой уклон содержания, особенно в сферу возвышенно-интеллектуальную, в область созерцания и размышления. Строгий отбор, экономия выразительных средств, отточенность письма, необходимые в камерных жанрах, всегда оставались идеалом для Танеева. Полифония, органичная для стиля композитора, находит широчайшее применение в его струнных квартетах, в ансамблях с участием фортепиано - Трио, Квартете и Квинтете, одном из совершеннейших созданий композитора. Исключительно мелодическое богатство ансамблей, особенно их медленных частей, гибкость и широта развития тематизма, близкие свободным, текучим формам народной песни.

Мелодическое разнообразие свойственно романсам Танеева, многие из которых завоевали широкую популярность. И традиционно-лирический, и картинный, повествовательно-балладный типы романса равно близки индивидуальности композитора. Требовательно относясь к картину поэтического текста, Танеев полагал слово определяющим художественным элементом целого. Примечательно, что он одним из первых начал называть романсы стихотворениями для голоса и фортепиано.

Высокий интеллектуализм, присущий натуре Танеева, наиболее непосредственно выразился в его музыковедческих трудах, а также в широкой, истинно подвижнической педагогической деятельности. Научные интересы Танеева вытекали из его композиторских представлений. Так, по свидетельству Б. Яворского, он живо интересовался, каким образом такие мастера, как Бах, Моцарт, Бетховен, добивались своей техники. И естественно, что крупнейшее теоретическое исследование Танеева Подвижной контрапункт строгого письма посвящено полифонии.

Танеев был прирожденным педагогом. Прежде всего потому, что собственный творческий метод он выработал совершенно сознательно и мог научить других тому, чему научился сам. Центром тяжести при этом становилась не индивидуальная стилистика, а общие, универсальные принципы музыкальной композиции. Поэтому столь различен творческий облик композиторов, прошедших через класс Танеева. С. Рахманинов, А. Скрябин, Н. Метнер, Ан. Александров, С. Василенко, Р. Глиэр, А. Гречанинов, С. Ляпунов, З. Палиашвили, А. Станчинский и многие другие - каждому из них Танеев сумел дать ту общую основу, на которой расцвела индивидуальность ученика.

Многообразная творческая деятельность Танеева, безвременно прервавшаяся в 1915 г., имела огромное значение для отечественного искусства. По словам Асафьева, Танеев... был источником великой культурной революции в русской музыке, последнее слово которой еще далеко не сказано... /С. Савенко/

ТАРТИНИ (Tartini) Джузеппе (8 IV 1692, Пирано, ныне Югославия - 26 II 1770, Падуя)

Джузеппе Тартини принадлежит к числу корифеев итальянской скрипичной школы XVIII века, искусство которых сохраняет свое художественное значение до нашего времени.
Д. Ойстрах

Выдающийся итальянский композитор, педагог, скрипач-виртуоз и музыкальный теоретик Дж. Тартини занимал одно из важнейших мест в скрипичной культуре Италии первой половины XVIII в. В его искусстве слились традиции, идущие от А. Корелли, А. Вивальди, Ф. Верачини и других великих предшественников и современников.

Тартини родился в семье, принадлежавшей к благородному сословию. Родители предназначали сына к карьере священнослужителя. Поэтому сначала он учился в приходской школе в Пирано, а затем в Капо д'Истрии. Там же Тартини начал играть на скрипке.

Жизнь музыканта делится на 2 резко противоположных друг другу периода. Ветреный, невоздержанный по характеру, ищущий опасностей - таков он в юношеские годы. Своеволие Тартини заставило его родителей отказаться от мысли отправить сына по духовной стезе. Он едет в Падую изучать юридические науки. Но и им Тартини предпочитает фехтование, мечтая о деятельности фехмейстера. Параллельно с фехтованием он продолжает все более целеустремленно заниматься музыкой.

Тайная женитьба на своей ученице, племяннице крупного священнослужителя, резко изменила все планы Тартини. Брак вызвал негодование аристократической родни жены, Тартини подвергся преследованию кардинала Корнаро и вынужден был скрываться. Его пристанищем стал миноритский монастырь в Ассизи.

С этого момента начался второй период жизни Тартини. Монастырь не только укрыл юного повесу и стал его пристанищем в годы изгнания. Здесь произошло нравственное и духовное перерождение Тартини, здесь же началось его подлинное становление как композитора. В монастыре он изучал теорию музыки и композицию под руководством чешского композитора и теоретика Б. Черногорского; самостоятельно занимался на скрипке, достигнув подлинного совершенства в овладении инструментом, которое, по отзывам современников, даже превосходило игру знаменитого Корелли.

В монастыре Тартини пробыл 2 года, затем еще 2 года он играл в оперном театре в Анконе. Там музыкант встречался с Верачини, оказавшим заметное влияние на его творчество.

Изгнание Тартини кончилось в 1716 г. С этого времени и до конца жизни, за исключением небольших перерывов, он жил в Падуе, возглавляя оркестр капеллы в базилике Св. Антонио и выступая как скрипачсолист в различных городах Италии. В 1723 г. Тартини получил приглашение посетить Прагу для участия в музыкальных торжествах по случаю коронации Карла VI. Этот визит, однако, продлился до 1726 г.: Тартини принял предложение занять должность камер-музыканта в пражской капелле графа Ф. Кинского.

Вернувшись в Падую (1727), композитор организовал там музыкальную академию, отдавая много сил преподавательской деятельности. Современники называли его учителем наций. Среди учеников Тартини такие выдающиеся скрипачи XVIII в., как П. Нардини, Г. Пуньяни, Д. Феррари, И. Науман, П. Лауссе, Ф. Руст и др.

Велик вклад музыканта в дальнейшее развитие искусства игры на скрипке. Он изменил конструкцию смычка, удлинив его. Мастерство ведения смычка самого Тартини, его необыкновенное пение на скрипке стало считаться образцовым. Композитор создал огромное количество произведений. В их числе многочисленные трио-сонаты, около 125 концертов, 175 сонат для скрипки и чембало. Последние именно в творчестве Тартини получили дальнейшее жанрово-стилистическое развитие.

Яркая образность музыкального мышления композитора проявилась в стремлении дать своим произведениям программные подзаголовки. Особую известность приобрели сонаты Покинутая Дидона и Дьявольская трель. Последнюю замечательный русский музыкальный критик В. Одоевский считал началом новой эпохи в скрипичном искусстве. Наряду с этими сочинениями велико значение монументального цикла Искусство смычка. Состоящий из 50 вариаций на тему гавота Корелли он является своеобразным сводом технических приемов, имеющим не только педагогическое значение, но и высокую художественную ценность. Тартини был одним из пытливых музыкантов-мыслителей XVIII в., его теоретические воззрения нашли выражение не только в различных трактатах о музыке, но и в переписке с крупными музыкальными учеными того времени, являясь ценнейшими документами своей эпохи. /И. Ветлицына/

ТЕЛЕМАН (Telemann) Георг Филипп (14 III 1681, Магдебург - 25 VI 1767, Гамбург)

Каково бы ни было наше суждение о качестве этого творчества, нельзя не поразиться его феноменальной продуктивностью и удивительной живостью этого человека, который с десяти до восьмидесяти шести лет пишет музыку с неутомимым рвением и радостью.
Р. Роллан

Хотя мы сейчас навряд ли разделим мнение современников Г. Ф. Телемана, ставивших его выше И. С. Баха и не ниже Г. Ф. Генделя, он действительно был одним из наиболее ярких немецких музыкантов своего времени. Удивительна его творческая и деловая активность: композитор, о котором говорят, что он создал столько произведений, сколько Бах и Гендель вместе взятые, Телеман известен также как поэт, талантливый организатор, создавший и руководивший оркестрами в Лейпциге, Франкфурте-на-Майне, содействовавший открытию первого в Германии публичного концертного зала, основавший один из первых немецких музыкальных журналов. Это далеко не полный перечень видов деятельности, в которых он преуспел. В этом жизненном тонусе и деловой хватке Телеман - человек века Просвещения, эпохи Вольтера и Бомарше.

С ранних лет успех в его работе сопровождался преодолением препятствий. Само занятие музыкой, выбор ее своей профессией поначалу натолкнулось на сопротивление матери. Будучи в целом широко образованным человеком (он учился в Лейпцигском университете), Телеман, однако, не получил систематического музыкального образования. Но это с лихвой компенсировалось той жаждой знаний и способностью к их творческому усвоению, которыми была отмечена его жизнь вплоть до глубокой старости. Он проявлял живейшую общительность и интерес ко всему незаурядному и великому, чем славилась тогда Германия. Среди его друзей такие величины, как И. С. Бах и его сын Ф. Э. Бах (кстати, крестник Телемана), Гендель, не говоря уже о менее значительных, но крупных музыкантах. Внимание Телемана к чужим национальным стилям не ограничивалось наиболее ценимыми тогда итальянским и французским. Услышав в годы Капельмейстерства в Силезии польский фольклор, он восхитился его варварской красотой и написал ряд польских сочинений. В возрасте 80-84 лет он создал одни из лучших своих произведений, поражающие смелостью и новизной. Наверное, не было сколько-нибудь существенной области творчества того времени, мимо которой бы прошел Телеман. При этом в каждой он основательно поработал. Так, его перу принадлежат более 40 опер, 44 оратории (пассивны), свыше 20 годовых циклов духовных кантат, более 700 песен, около 600 оркестровых сюит, множество фуг и различной камерно-инструментальной музыки. К сожалению, значительная часть этого наследия сейчас утеряна.

Гендель поражался: Телеман пишет церковную пьесу также быстро, как пишут письмо. И вместе с тем это был большой труженик, считавший, что в музыке, этой неистощимой науке далеко не уйдешь без упорной работы. В каждом жанре он смог не только показать высокий профессионализм, но и сказать свое, порой новаторское слово. Ему удавалось умело соединять противоположности. Так, стремясь в искусстве (в разработке мелодии, гармонии), по его выражению, дойти до самых глубин, он, однако, очень заботился и о понятности, доступности своей музыки рядовому слушателю. Кто умеет быть полезным многим, - писал он, - поступает лучше, чем тот, кто пишет для немногих. Серьезный стиль композитор соединял с легким, трагическое с комическим, и хотя

в его произведениях мы не найдем баховских высот (как отметил один из музыкантов, он пел не для вечности), в них много привлекательного. В частности, они запечатлели редкий комический дар композитора и его неистощимую изобретательность - особенно в изображении музыкой самых различных явлений вплоть до кваканья лягушек, передачи походки хромого или сутолоки на бирже. В творчестве Телемана переплелись черты барокко и так называемого галантного стиля с его ясностью, приятностью, трогательностью.

Хотя большую часть жизни Телеман провел в различных городах Германии (дольше других - в Гамбурге, где служил кантором и музикдиректором), его прижизненная слава далеко шагнула за пределы страны, достигнув и России. Но в дальнейшем музыка композитора на долгие годы была предана забвению. Настоящее возрождение началось, пожалуй, лишь с 60-х гг. нашего века, свидетельством чему стала неутомимая деятельность Телемановского общества в городе его детства Магдебурге. /О. Захарова/

ТИБО (Thibaud) Жак (27 IX 1880, Бордо, - 1 IX 1953)

Французский скрипач. Родился в семье музыканта. В 1896 году окончил Парижскую консерваторию по классу П. Марсика. С 1898 года солист симфонических концертов Э. Колонна в Париже. Много концертировал (в России с 1901 года), в 1936 году приезжал в СССР. Крупнейший представитель французской скрипичной школы. Его игра отличалась певучестью тона, изяществом, виртуозным блеском. Был выдающимся интерпретатором произведений французских композиторов. Выступал также в трио (с пианистом А. Корто и виолончелистом П. Касальсом). Преподавал в Нормальной музыкальной школе. В 1943 году с пианисткой М. Лонг основал в Париже конкурс пианистов и скрипачей (с 1946 года - международный имени М. Лонг - Ж. Тибо).

Погиб в авиационной катастрофе во Французских Альпах.

ТОМА (Thomas) Амбруаз (Ambroise) (5 VIII 1811, Мец - 12 II 1896, Париж)

Французский композитор. Сын учителя музыки. Окончил Парижскую консерваторию, где занимался у Ф. Калькбреннера, П. Циммермана (фортепиано) и Лесюера (композиция). В 1832 году получил Римскую премию за кантату "Герман и Кетти". После трехлетнего пребывания в Риме Тома около года жил в Вене и в 1836 году возвратился в Париж, где посвятил себя сочинению опер. С 1837 года произведения Тома регулярно шли на парижской сцене. Его первой оперой была одноактная "Двойная лестница" по комедии Э. Скриба (пост. 1837). Сюжет следующей оперы Тома "Парикмахер регентства" (пост. 1838) был связан с русской историей (действие оперы происходит в России в 18 веке). Первые 8 опер Тома прошли с посредственным успехом. Но его две последующие комические оперы - "Кади" из восточной жизни (пост. 1849) и "Сон в летнюю ночь" по комедии Шекспира (пост. 1850) - сделали имя композитора широкоизвестным не только во Франции, но и далеко за ее пределами. В 1851 году Тома был избран членом Института Франции, а в следующем году был приглашен профессором композиции Парижской консерватории (в числе его учеников - Жюль Массне); с 1871 года - директор консерватории.

Тома продолжает писать комические оперы в традициях французской оперной школы того времени. В 1859 году в Париже с небывалым успехом была поставлена опера Гуно "Фауст". Под впечатлением этого спектакля Тома, обратившись также к гётевскому произведению "Годы учения Вильгельма Мейстера", создал лирическую оперу "Миньон" (пост. 1866). Парижане восторженно приняли спектакль, и вскоре "Миньон" утвердилась в репертуаре многих оперных театров мира. Наряду с "Фаустом" эта опера выдерживает наибольшее количество представлений в Париже. Успешно прошла и постановка следующей оперы Тома "Гамлет" (1868).

После смерти Тома его произведения все реже исполняются; сейчас лишь одна "Миньон" идет на некоторых сценах. Неглубокий талант Тома, последователя творца французской лирической оперы Ш. Гуно, явно не соответствовал сюжетам Шекспира, Гёте, Данте, в которых композитора интересовали лишь любовные переживания героев. Характерны для Тома и счастливые развязки его опер "Миньон", "Гамлет" и др. К достоинствам музыки Тома можно отнести ее мелодичность, элегантность в чисто французском стиле, прозрачную и вместе с тем изящную оркестровку. М. Ю. Миркин.

пред.страница

след.страница

назад (back)