Описание CD

вернуться        закрыть окно  

 


  Исполнитель(и) :
◄◄◄        ►►►

  Наименование CD :
   Shostakovich: Symphony No 11 '1905', No 12 '1917', No 15



Год издания : 2004

Компания звукозаписи : Мелодия, (ru)

Время звучания : 2:17:31

К-во CD : 2

Код CD : MEL CD 10 00775

  Комментарий (рецензия) :

CD, стоящие на полке рядом : Classics (Symphony)      

Volume 10

Volume 6, Volume 7, Volume 8, Volume 9

Symphony 15 др. исполнение

========= from the cover ==========

Монументальная Одиннадцатая симфония "1905 год" занимает в творчестве Д. Д. Шостаковича особое место. К ее созданию композитор приступил, будучи уже не только выдающимся симфонистом, но и признанным мастером других жанров, автором опер, балетов, трио, квартетов, инструментальных сонат, кантатно-ораториальных произведений, романсов и песен, музыки для театра и кино. Характерными чертами творческой работы Шостаковича с молодых лет были виртуозная композиторская техника и невероятная легкость и быстрота письма. Достаточно сказать, что колоссальная партитура Седьмой ("Ленинградской") симфонии была написана примерно за четыре месяца, работа над грандиозной Восьмой симфонией заняла чуть больше двух месяцев. Сочинение Одиннадцатой симфонии продолжалось, правда, с большими перерывами, более двух с половиной лет: небывалый по содержанию замысел потребовал длительной, неспешной работы. Впервые композитор сообщил о том, что приступил к сочинению симфонии, весной 1955 года, а завершена она была лишь в августе 1957 года.

Во время работы Шостакович так рассказывал о замысле и о содержании новой партитуры: "Тема этой симфонии - революция 1905 года. Я очень люблю этот период в истории нашей Родины, нашедший яркое отражение в рабочих революционных песнях. Не знаю, буду ли я широко цитировать мелодии песен в симфонии, но музыкальный язык ее, очевидно, будет близок по характеру русской революционной песне".

Шостакович использовал в симфонии мелодии таких известных песен, как "Варшавянка", "Беснуйтесь, тираны", "Слушай!", "Ночь темна, лови минуты" ("Арестант"), "Вы жертвою пали", "Здравствуй, свободы вольное слово!". В ее тематизме ясно ощутимы также интонации многих других революционных песен. Кроме того, композитор ввел в партитуру материал своей хоровой поэмы "Девятое января" (из цикла хоров на слова революционных поэтов).

Сколь важное значение имела для Шостаковича проблема связи симфонического стиля с массовой, рабочей, революционной песней, видно из его статьи "Ближе к народу! Мысли о творчестве", опубликованной вскоре после появления Одиннадцатой симфонии. "Сколько есть у нас прекрасных, часто незаслуженно забытых песен... Эти песни вдохновляли на борьбу поколения передовых людей... Вполне естественно, что композиторы вводят в свои произведения мелодии таких песен. Но мы не всегда умеем почувствовать их по-настоящему своими, увидеть сквозь призму своего творческого мироощущения. В этом случае песни оказываются вставными номерами или цитатами. Народная мелодия может стать "необходимым элементом оперы или симфонии только тогда, когда автор глубоко почувствовал и выстрадал весь тематический материал произведения. Только тогда песня станет органической и родной всему строю его музыки. Никто не скажет, слушая такую музыку, что песня является просто цитатой".

В Одиннадцатой симфонии достигнуто полное слияние индивидуального авторского стиля и мелоса революционных песен, опора на широкий круг массовых музыкальных жанров эпохи, на ритмы, интонации, образы маршей и гимнов революции помогла не только достоверно воссоздать дух времени, но и позволила ярко и конкретно воплотить настроения огромных человеческих масс, воскресить страницы истории народа, истории становления его революционного самосознания.

Программный замысел Одиннадцатой симфонии в сжатой форме обозначен в ее подзаголовке и в названиях всех четырех частей.

Первая часть симфонии - "Дворцовая площадь". С первых же тактов звучание оркестра поражает особой, "стереоскопической" объемностью: отдельные группы инструментов, "слои" звуковой ткани распределены таким образом, что вызывают почти физическое ощущение глубины звучащего пространства, иллюзию зрительной перспективы. Точные лаконичные детали (оцепенелые аккорды струнных, глухие, настораживающие удары литавр, издалека доносящийся сигнал трубы) сразу приковывают слух и создают образ пустынной, скованной морозом площади. В этой безжизненной атмосфере появляется (у двух флейт) мелодия старинной песни политзаключенных "Слушай!"

Затем у виолончелей и контрабасов проходит суровая маршеобразная тема песни "Арестант".

Гнетущий силуэт тюрьмы на холодной, безлюдной площади, горькие песни узников, барабан и труба, слышащиеся из казармы, -все это в совокупности складывается в обобщённый образ самодержавной России накануне грозных событий.

Напряжённая статика "Дворцовой площади" сменяется трагическим взрывом следующей, второй части, "Девятое января" - центрального, наиболее напряженного и масштабного раздела цикла. Вся вторая часть отчетливо делится на два контрастных эпизода. В первом из них звучат две широко развитые, преображенные темы хоровой поэмы Шостаковича "Девятое января", написанной за несколько лет до симфонии. Первая тема в характере распевной народной мелодии - это обращение народа к царю. В хоровой поэме эта мелодия звучит с такими словами:

"Гой ты, царь наш батюшка!

Оглянись вокруг:

Нет житья, нет моченьки

Нам от царских слуг".

Вторая тема - полный гнева и пафоса ораторский возглас "Обнажите головы!". Полифонически сплетаясь, заполняя все голоса оркестра, эти темы создают картину многотысячной толпы - живой массы возбужденных, жалующихся, причитающих, отчаявшихся и страстно надеющихся людей. Достигнув могучей, почти грозной силы, музыка вдруг стихает: народное шествие остановилось перед Зимним дворцом. Возникает тема Дворцовой площади (из первой части), и начинается второй эпизод трагедии: кровавая расправа с народом, ' потрясающая картина массового побоища. В поразительном по мастерству и силе воздействия фугато слышатся и беспощадные залпы, и неумолимо жестокая поступь войска, и беспорядочное, лихорадочное метание толпы, крики, стоны, проклятия. Страшная сцена "кровавого воскресенья" внезапно обрывается мертвой тишиной, в которой едва слышится заупокойное молитвенное пение -вибрирующий, "дрожащий" хорал струнных (новый вариант темы Дворцовой площади).

Как траурный марш-реквием звучит третья часть, "Вечная память". В её основе - песня "Вы жертвою пали". Скорбная поступь этого напева оттенена более мужественным и светлым средним эпизодом.

Четвертая часть, "Набат", воспринимается как рассказ о могучем революционном порыве, предвещающем грядущую победу народа. В стремительной смене напористых ритмов и интонаций (здесь слышатся мелодии песен "Беснуйтесь, тираны", "Варшавянка", "Смело, товарищи, в ногу", а также энергичная подъемная мелодия из оперетты Г. Свиридова "Огоньки"), в мелькании "кадров", в нарастающем темпе действия ощущается уже не эпическая широта исторического повествования, а словно горячий пульс современности. Колокольным набатом, выражающим призыв и готовность к борьбе, к новым битвам, завершается этот грандиозный музыкальный рассказ о первой русской революции, "генеральной репетиции Октября".

Одиннадцатая симфония была впервые исполнена 30 октября 1957 года в Москве в Большом зале консерватории Государственным симфоническим оркестром СССР под управлением Натана Рахлина. В 1958 году это произведение было отмечено Ленинской премией.

Работу над партитурой Двенадцатой симфонии Шостакович закончил в августе 1961 года. Однако еще в конце З0-х годов композитор много раз говорил о своем намерении создать симфоническое произведение, посвященное памяти Ленина. В 1930 году он рассказывал: "Написать симфонию, посвященную памяти Владимира Ильича Ленина, мое заветное, давнишнее желание". И, раскрывая истоки своего замысла, добавлял: "Мысль об этой симфонии возникла еще в 1924 году, в дни глубокого всенародного траура".

Жанр будущего произведения представлялся Шостаковичу в разные годы по-разному: от мемориальной, траурной симфонии до вокально-симфонического сочинения с элементами биографической хроники. Предполагалось использовать в симфонии солистов и хор. Ее поэтической основой должны были стать фрагменты поэмы Маяковского "Владимир Ильич Ленин", а также стихи казахского акына Джамбула, дагестанского ашуга Сулеймана Стальского, слова народных песен о Ленине. В музыке симфонии композитор намеревался использовать и мелодии таких народных песен.

Позднее, во второй половине 50-х годов, план сочинения стал существенно иным. По признанию автора, идея Двенадцатой "достаточно созрела" лишь во время сочинения Одиннадцатой симфонии.

Но на всех этапах обдумывания и воплощения замысла Шостакович подчеркивал его обобщенный характер, предостерегая тем самым от слишком прямолинейного понимания музыки и буквального истолкования авторских программных пояснений. "Когда я говорю о сюжете своей симфонии, я разумею не исторические события, не биографические факты, связанные с именем Владимира Ильича, а лишь общую идею произведения. Я давно и упорно думал над тем, как передать эту тему средствами музыки".

Наиболее полный рассказ о содержании и характере произведения, о побудительных импульсах к его созданию, о мыслях, рождавшихся в процессе сочинения, относится к моменту непосредственной работы над партитурой. Выступая по радио в октябре 1960 года, Дмитрий Дмитриевич сказал: "В настоящее время я работаю над двенадцатой по счету симфонией... В 1957 году я написал Одиннадцатую симфонию, посвященную первой русской революции. Уже тогда, заканчивая Одиннадцатую, я стал думать о ее продолжении. Так родился замысел Двенадцатой симфонии, которая будет посвящена Великой Октябрьской социалистической революции. Из четырех частей симфонии две уже почти готовы. Думаю, что месяца через два-три закончу это произведение...

Как я уже сказал, симфония будет состоять из четырех частей. Первая часть задумана мною как музыкальный рассказ о приезде Ленина в Петроград в апреле 1917 года, о его встрече с трудящимися, с рабочим классом Петрограда. Вторая часть отразит исторические события седьмого ноября. Третья часть расскажет о гражданской войне, а четвертая -о победе Великой Октябрьской социалистической революции...

Что помогает мне в осуществлении этой ответственной задачи? Я был свидетелем событий Октябрьской революции, был среди тех, кто слушал Владимира Ильича на площади перед Финляндским вокзалом в день его приезда в Петроград. И хотя я был тогда очень молод, это навсегда запечатлелось в моей памяти... Воспоминания о тех незабываемых днях помогают мне в работе над симфонией".

Двенадцатая симфония является, таким образом, второй половиной монументального музыкального диптиха о революции. Композитор дал ей программное название "1917 год" и посвятил памяти В. И. Ленина.

Каждая из четырех частей симфонии также имеет обобщенное программное название: 1. Революционный Петроград, 2. Разлив, 3. "Аврора", 4. Заря Человечества. Сравнение этой программы с приведенным выше авторским разъяснением показывает, что окончательное художественное решение заметно отличается от намечавшегося плана.

Музыка Двенадцатой симфонии отмечена эпической мощью и широтой. Фресковая величавая картинность, изобразительность музыки, сочетается с театральной конкретностью действия, порой - с кинематографической монтажностью в сопоставлении и развитии отдельных эпизодов.

Несмотря на наличие ясно определенной программной основы, Двенадцатая симфония Шостаковича по форме - одна из самых традиционных его симфоний, более других приближающаяся к обычному классическому четырехчастному циклу.

В первой части, "Революционный Петроград", господствуют образы могучей энергии, волевого порыва масс, мужественная сила и непоколебимая устремленность революционного народа.

Вторая часть, "Разлив", - лирико-философский центр симфонии. Сосредоточенные раздумья об исторических судьбах человечества, о судьбах родной страны естественно соединяются с картинами северной природы: атмосфера музыкального пейзажа гармонично соответствует углубленному течению мыслей о прошлом и грядущем.

Третья часть, "Аврора", по своему положению в цикле должна выполнять функцию скерцо. И действительно, это самая контрастная часть симфонии. Но по характеру музыки она ассоциируется не с жанрово-юмористическими страницами классических симфоний и не с остро-гротесковыми, саркастическими или фантастично-зловещими, страшными скерцо из других симфоний Шостаковича. Это героическое, победное скерцо, в котором настороженные начальные удары литавр сменяются "сверкающими" залпами легендарной "Авроры".

Финал симфонии, "Заря Человечества", -символическая картина торжества революции. В новом эмоционально-смысловом освещении звучат здесь темы предыдущих частей, и прежде всего - темы первой части: то, что там было мечтой, предчувствием и порывом, теперь предстает как свершившееся торжество, как апофеоз победившего народа.

Двенадцатая симфония была впервые исполнена 1 октября 1961 года в Ленинграде Заслуженным коллективом республики Академическим симфоническим оркестром Ленинградской филармонии под управлением Евгения Мравинского.

Свою последнюю, Пятнадцатую симфонию, Шостакович закончил 29 июля 1971 года. Четыре с половиной десятилетия отделяли ее от Первой симфонии, написанной восемнадцатилетним юношей. Композитору было теперь почти 65 лет, уже давно он был неизлечимо болен и знал о своей болезни. Но именно в эти годы в его музыке раскрывается небывалая просветленность духа, мудрость и мужество художника, спокойно и светло прощающегося с жизнью и с ясной верой глядящего в будущее, постигшего суть бытия, смерти и бессмертия.

Мысли о начальных и конечных категориях человеческого существования занимают в позднем творчестве Шостаковича все более важное место, и переплетаются с идеями нравственного подвига, любви, гуманистической миссии искусства, высокого общественного признания художника.

В своих последних сочинениях Пятнадцатой симфонии, "Шести стихотворениях Марины Цветаевой", "Сюите на стихи Микеланджело Буонарроти", Альтовой сонате, составляющих как бы его творческое завещание, Шостакович обращается к возвышенным образам Данте и Пушкина, к темам из произведений музыкальных гениев прошлого... Нетленная красота классических творений искусства становится символом красоты жизни и совершенства человека. Идея бессмертия искусства, как бессмертия человека-творца, получает у Шостаковича и обобщенно-философский, и исповедально-личный, автобиографический смысл.

В Пятнадцатой симфонии Шостаковича звучат темы Россини, Вагнера, Глинки. Приемы использования тематических фрагментов классики глубоко связаны с содержанием симфонии. И дело здесь не только в том, что столь разные по характеру и стилю отрывки сочинений прошлого столетия совершенно органично сплетаются с современной музыкальной тканью Шостаковича. Для понимания смысла этих "цитат из классики" важнее то, как они звучат в симфонии. Характерно, что композитор использует их не по одному разу, многократно возвращается к ним. Нередко интонации классических тем (Вагнера и Глинки в Пятнадцатой симфонии, "Лунной" и "Крейцеровой" сонат Бетховена в Сонате для альта и фортепиано) возникают у Шостаковича в подчеркнуто замедленном движении: автор словно приостанавливает поток музыкального времени, пристально вслушиваясь в звучание классических мелодий. Вновь и вновь обращая мысль к любимым образам, с напряженным чувством внимая их красоте и совершенству, художник одновременно переживает отраду встречи и печаль прощания. Печаль оттого, что встреча эта - последняя.

Пятнадцатая симфония - сложное, многозначное, не поддающееся подробному словесному "пересказу" произведение. Раскрывающийся в ней художественный мир позднего Шостаковича предстает неизмеримо емким, космически всеобъемлющим. Контрастные идеи, темы, настроения его искусства - философская глубина и саркастическая насмешка, проникновенный лиризм и публицистический пафос, трагедийность и острое чувство комического получают в музыке последних лет ярчайшее выражение, и одновременно обнаруживается неожиданное внутреннее родство полярных образов, их сложное переплетение, способность внезапного сближения и даже взаимопревращения.

Логика сопоставления и развития всего материала позволяет говорить о скрытой программности Пятнадцатой симфонии. Контрасты начала и конца человеческой жизни, небытия и бессмертия раскрываются в четырех частях симфонии в предельно резких столкновениях картин беззаботного детства и похоронного шествия, безжизненного ирреального вихря и заключительного "прощального" философского эпилога "от автора".

"Полная безоблачность" (слова Д. Д. Шостаковича), атмосфера беспечной игры, лёгкой скерцозности царит в первой части симфонии. Ее характер определяет начальная, главная тема - шутливый, неуловимо изменчивый наигрыш флейты. (Интонации этой темы имеют важнейшее значение для всей симфонии). В этом стремительном "карнавальном" звуковом потоке как-то неожиданно и естественно прорывается тема увертюры "Вильгельм Телль" Россини.

Глубочайший трагический контраст к этим беззаботно-светлым картинам детства образует траурная музыка второй части.

Третья часть симфонии - причудливое, "потустороннее" скерцо.

Финал - самая значительная и глубокая часть симфонии, подлинный ее итог, своего рода послесловие "от автора". Он открывается "темой судьбы" из "Кольца нибелунгов" Вагнера. После троекратного ее повторения появляются начальные интонации элегии Глинки "Не искушай меня без нужды", поразительно пластично переходящие в тихую напевную мелодию -главный образ финала. Вспоминаются слова одного из героев Чехова, самого любимого, как говорил Шостакович, "самого близкого" ему писателя: "Я точно первый раз в жизни вижу эти ели, клены, березы, и все смотрит на меня с любопытством и ждет. Какие красивые деревья, и, в сущности, какая должна быть около них красивая жизнь! Надо идти, уже пора... Вот дерево засохло, но все же оно вместе с другими качается от ветра. Так, мне кажется, если я и умру, то все же буду участвовать в жизни так или иначе".

Незримые нити протягиваются от "полной безоблачности" первой части к высочайшему просветлению духа, которым завершается последняя, Пятнадцатая симфония Шостаковича. Прощальная симфония.

-М.Якубов


  Соисполнители :

Соисполнители не найдены


№ п/п

Наименование трека

Текст

Длительность

Комментарий
   1 01 Place Square. Adagio         0:15:34 Symphony No 11 In G Minor "Year 1905", Op 103
   1 02 The Ninth Of January. Allegro         0:18:28 -"-
   1 03 Eternal Memory. Adagio         0:11:34 -"-
   1 04 Tocsin. Allegro         0:14:44 -"-
   2 01 Revolutionary Petrograd. Moderato. Allegro         0:11:35 Symphony No. 12 In D Minor "Year 1917", Op. 112
   2 02 Razliv. Allegro. Adagio         0:11:24 -"-
   2 03 The Cruiser 'Aurora'. Allegro         0:04:25 -"-
   2 04 The Dawn Of Manking. Allegro. Allegretto         0:09:43 -"-
   2 05 Allegretto         0:07:45 Symphony No. 15 In A Major, Op. 141
   2 06 Adagio. Largo         0:14:27 -"-
   2 07 Allegretto         0:03:40 -"-
   2 08 Adagio. Allegretto         0:14:12 -"-

      Обозначения:

 T   'щелкнуть' - переход к тексту композиции.

вернуться        закрыть окно

Последние изменения в документе сделаны 20/10/2016 22:07:52

Главная страница коллекции

Collection main page